Сексуальное насилие

сексуальное насилие, виктимблейминг.

А ты как хотела: как в России обращаются с жертвами изнасилования.

Следователь, полицейский и судмедэксперт рассказали Афише, как они работают с потерпевшими по делам об изнасиловании, а директор кризисного центра, юрист и феминистка объяснили, почему наше общество склонно оправдывать насильника и во всем винить жертву.

Этой осенью в России было совершено несколько громких преступлений, связанных с насилием. Сначала надругательство над школьницей в Пскове, затем групповое изнасилование девушки студентами МАДИ в Москве и насилие над несовершеннолетней девочкой в Казани. Каждое из этих изнасилований стало поводом для бурных обсуждений в интернете, причем большая часть участников таких дискуссий если не оправдывают насильников, то как минимум считают, что виновата исключительно жертва: напилась, провокационно оделась, принимала наркотики, пошла куда-то без присмотра. По мотивам реакции интернет-общественности создатели паблика Подслушано Феминизм запустили акцию Красивые люди о насилии в отношении женщин, суть которой заключается в том, что высказывания пользователей соцсетей, активно поддерживающих насильников и обвиняющих во всем жертву, нанесены на их же портреты. 

По данным МВД РФ за период с января по август 2015 года, в России зарегистрировано 2591 изнасилование и покушение на изнасилование, из них 2420 раскрыто. Корреспондент Афиши расспросила полицейского, следователя и судмедэксперта о том, как проходит работа по делам об изнасиловании, и узнала у юриста и директора кризисного центра, почему в России травят жертв изнасилования и может ли пострадавшая быть виноватой в случившемся.

Сотрудники полиции не могут быть на чьей-либо стороне

Георгий, Москва Полицейский

В правоохранительных органах к делам об изнасиловании относятся очень серьезно. К счастью, в последнее время не часто приходится сталкиваться с такими случаями, но если и приходится, то мы обычно успешно раскрываем преступления (раскрытое преступление означает, что преступник найден и суд назначил ему наказание). Иногда жертва сама добровольно отказывается продолжать расследование  чаще всего из-за боязни связываться с правоохранительными органами (стереотипы со времен 90-х, когда в милиции служили не всегда добросовестные сотрудники), либо из-за боязни угрозы со стороны преступника. Полиция по закону не имеет права принуждать человека писать заявление или продолжать дело.

В нашем отделе мы фиксируем около трех-пяти дел в месяц. Дела по сексуальному насилию относятся к разряду уголовно наказуемых преступлений и особо тяжких преступлений, они влекут за собой тюремное заключение вплоть до пожизненного срока (в зависимости от обстоятельств). Чаще всего насилие происходит среди молодежи. Взрослые уже не так сильно нуждаются в удовлетворении сексуальных потребностей. Хотя бывают и такие случаи, просто их меньше и мотивы отличаются. Несовершеннолетними занимается отдел по делам несовершеннолетних, так как для данной категории граждан действуют немного другие законы и положения.

К сожалению, мне приходилось сталкиваться и с такими делами. Разглашать подробности не имею права. Рабочие ситуации мы обсуждаем только между собой. Иногда мнения расходятся, так как девушки действительно сами бывают виноваты (либо частично виноваты). Например, девушку изнасиловали, и она написала заявление в полицию, а в процессе расследования дела стало ясно, что она была нескромно одета (законом в нашей стране это не запрещено, но это нарушение техники безопасности), или что молодой человек стоял на учете в психоневрологическом диспансере, или что жертва и обвиняемый были знакомы (учились вместе в вузе, оба совершеннолетние). Следовательно, девушка, фактически зная все обстоятельства, сама спровоцировала сексуальный контакт, однако преподнесла это как изнасилование. 

Но это никак не влияет на ход дела и наказание за совершенное преступление. Сотрудники полиции не могут быть на чьей-либо стороне, все регулируется исключительно законом и приказами со стороны начальства. Были и подставные дела, когда девушка сама соблазняла молодого человека, после чего требовала квалификации дела как изнасилования в целях шантажа.

Я очень эмоционально реагирую на такие преступления. Я прекрасно понимаю, что у изнасилованной девушки фактически жизнь ломается. Вряд ли уважающему себя мужчине нужна супруга или даже просто девушка, у которой кто-то уже был до него, а тем более был сексуальный контакт такого рода. Изнасилование подразумевает сексуальный контакт против воли, а в некоторых случаях это и лишение девственности. Сотрудники полиции не имеют права проявлять эмоции (ФЗ О полиции, устав ППСП), мы обязаны действовать строго в соответствии с законом. Однако как простой человек могу сказать, что меня чаще всего переполняют эмоции и сострадание, когда я общаюсь с жертвами насилия. Когда узнаешь мельчайшие подробности произошедшего становится жутко на душе. Мы не можем утешить жертву иначе, кроме как сказать пару слов и попытаться успокоить перед дачей показаний. В остальных случаях помогает полицейский психолог или посещение церкви.

Фактом установления насилия занимается судмедэкспертиза. Полиция лишь принимает заявление, регулирует работу по раскрытию дела и осуществляет арест преступника.

Алгоритм действий при раскрытии дела об изнасиловании обычно такой:

1. Жертва проходит медицинский осмотр, в котором выявляют следы изнасилования (например, остатки спермы на теле жертвы; снимается образец и отправляется в лабораторию для анализа ДНК преступника);

2. На основании результата анализа ДНК устанавливаются другие личностные приметы преступника, которые можно связать между собой для полного установления личности;

3. Если под эти приметы попадает небольшое количество людей, мы задерживаем их и доставляем в отделение полиции. После чего приглашаем жертву для опознания преступника из подозреваемых (они находятся за стеклом, через которое они не могут видеть происходящее снаружи);

4. Когда анализ ДНК полностью совпадает с конкретной личностью, мы находим его и доставляем в отделение полиции, после чего жертва подтверждает виновность обвиняемого в совершении преступления;

5. Ведется судебное заседание, где обвиняемого приговаривают к исполнению наказания либо оправдывают на основании законодательных актов, улик и показаний свидетелей.

Если жертва не сопротивлялась, это не означает отсутствие насилия. Существует масса методов опознания фактов насилия, но, опять же, это входит в компетенцию судмедэкспертизы и медико-санитарной части.

Марина, Санкт-Петербург Судмедэксперт

Женщины очень редко обращаются с изнасилованием, а жертв домашнего насилия и вовсе не вспомнить. Бывает, девушки приходят на осмотр и, если все в порядке, забирают заявление боятся, что узнает муж или бойфренд. Мужчины, узнав, что их партнершу изнасиловали, часто вместо поддержки бросают своих женщин.

Самый распространенный возраст пострадавших 1425 лет. Потерпевшая обращается в правоохранительные органы, там снимают все показания, опрашивают и везут к нам, в бюро судебно-медицинской экспертизы на освидетельствование. Для начала нужен паспорт или любой другой документ, удостоверяющий личность. Если таких документов нет, то личность подтверждает сотрудник полиции. Мы должны еще раз опросить потерпевшую: первый ли это половой акт, каким образом это было, куда, сколько раз, с презервативом или без. Жертвы часто негативно реагируют на такие вопросы, но мы задаем их не из праздного интереса. Такие вещи не прописаны в законе, но судья и прокурор обращают на них внимание. Собираем гинекологический анамнез. В случае когда потерпевшая находится в бессознательном состоянии, то, конечно, сразу приступаем к осмотру того места, куда была изнасилована пострадавшая. Здесь нужно смотреть на характер повреждений и подробно описать форму. Именно по форме повреждений можно более-менее определить, чем была изнасилована жертва: бутылкой, битой, палками, отверткой что только не бывает. Далее мы собираем оставшиеся биологические следы. В первую очередь после изнасилования тянет в душ, чтобы прийти в себя. Этого ни в коем случае нельзя делать! Вода смывает все возможные улики. Чем быстрее пройдено судебно-медицинское обследование, тем лучше. Через неделю или позже глупо обращаться. Спустя время у девушек, если они не девственницы и уже рожали, очень сложно определить, был ли факт насилия при отсутствии внешних повреждений. Подозреваемого по делу также привозят на экспертизу. Мы записываем его показания и берем биологические материалы: слюну, сперму, соскоб под ногтями и при необходимости кровь.

Вопросы о прошлой личной жизни потерпевших нужны для установления не только для физических повреждений, но и психологической травмы. Мы отправляем наши акты в суд, и уже на их основании суд решает, сколько лет дать насильнику три года или десять. Увеличивают срок обвиняемому извращенные формы насилия, использование травмирующих предметов (например, битые бутылки), нарушение репродуктивной функции у женщин. Судмедэксперты не пытаются доказать изнасилование, мы лишь фиксируем факты, а дальнейший процесс дело рук следователей.

Там, где начинается жалость, заканчивается профессионализм. Как бы ни было жалко потерпевших, я держу себя в рамках. Но все же мы не настолько циничны, как сотрудники правоохранительных органов. Я могу подбодрить, подержать за руку, даже если не согласна с потерпевшей муж бьет, а она не уходит от него, потому что любит. Некоторых девочек хочется обнять. Они сидят растерянные, с потухшим взглядом, не понимают, что произошло. Их очень жалко. Есть и другие девушки, которые с ходу начинают: А вот он меня и во всех подробностях, без всякой неприязни. Понятно, что они просто льют в уши. Девушка приходит с биоматериалом и пытается доказать, что ее изнасиловали, так она мстит бывшему. Иногда мамы подкладывают своих дочек, чтобы шантажировать и вымогать деньги. Таких девушек видно сразу у них нет психологического потрясения.

Прежде чем что-то делать, нужно включать голову. Не стоит ходить поздно вечером вдоль дороги в короткой юбке и с ярким макияжем. А если мужчина предлагает сесть в машину, ты делаешь выбор и несешь за себя ответственность. В принципе, девушка знает, на что она идет, садясь в машину. Насиловать девушку нельзя в любом случае, но от этого, увы, никто не застрахован.

Сейчас я работаю в морге и занимаюсь вскрытием трупов с различными причинами смерти, в том числе изнасилованием с летальным исходом. Последние годы в посмертной экспертизе участились случаи изнасилования мужчин женщинами, особенно бывшими заключенными. Мужчина вряд ли придет на экспертизу по изнасилованию ему элементарно стыдно. Но женщины-насильники в отличие от мужчин редко оставляют в живых тех, кого изнасиловали, это их отличительная черта. Мужчины тоже убивают своих жертв постоянно фиксируем удушение, черепно-мозговые травмы. У меня крепкая психика, но бывает действительно не по себе. 

Полная статья по ссылке:

5 thoughts on “Сексуальное насилие

  1. Уже задрали страшные быдляки со своим виктимблеймингом. Очень страшно жить в стране, где такие люди работают в правоохранительных органах.

  2. Придурошная, не удивительно, что девушки не доводят дело до суда с такими вот следователями:
     Например, девушку изнасиловали, и она написала заявление в полицию, а в процессе расследования дела стало ясно, что она была нескромно одета (законом в нашей стране это не запрещено, но это нарушение техники безопасности), или что молодой человек стоял на учете в психоневрологическом диспансере, или что жертва и обвиняемый были знакомы (учились вместе в вузе, оба совершеннолетние). Следовательно, девушка, фактически зная все обстоятельства, сама спровоцировала сексуальный контакт, однако преподнесла это как изнасилование.
    А с этого перла я просто проорала:
    Вряд ли уважающему себя мужчине нужна супруга или даже просто девушка, у которой кто-то уже был до него, а тем более был сексуальный контакт такого рода.
    Дура. Полная дура.

  3. Подгорело с “была нескромно одета – нарушение техники безопасности” Нескромность – понятие относительное, и какая бы одежда не была на девушке, она никогда не будет виновата в том, что с ней могут сделать какие-то уёбки, которым всё равно на одежду, и уж тем более её внешность нельзя рассматривать как “провоцирующий фактор”. Может ещё, оправдывать убийства тем, что у покойников при жизни лица слишком вызывающие были? Потом “парень стоял на учёте в ПНД” – тоже не оправдание. Во-первых, об этом можно было и не знать, т. к. люди, особенно на территории СНГ, неохотно признаются в том, что психически болеют. Во-вторых, если девушка знала, – это тоже не делает её виноватой. Факт наличия многих расстройств не влияет на риск совершения человеком преступления (некоторых – влияет, но тут опять-таки, виноват будет насильник, здоров он или болен), и большинство преступников в этой сфере – психически здоровы, просто живут с установкой, что им всё дозволено. И “была знакома с парнем” – просто комбо в списке “провоцирующих факторов”. Насильники – в большинстве случаев – друзья, партнёры или родственники жертвы, то есть те, кому жертва доверяет или с кем ей приходится делить личное пространство. Вывод: не общаться с мужчинами, чтобы “не провоцировать”.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *